Медицинская энциклопедия все о паразитах

История гельминтологии и паразитологии

Многие паразиты, особенно гельминты, нередко нуждаются в смене своих хозяев — организмов, в которых обитает паразит. Хозяин может быть окончательным, когда в нем обитает взрослая, половозрелая стадия паразита, и промежуточным, когда в нем паразитирует личиночная стадия. Например, бычий цепень во взрослой ленточной стадии паразитирует в кишечнике человека, а в личиночной (в виде финн) — в мышцах животных — крупного рогатого скота. В данном случае человек является окончательным хозяином, а крупный рогатый скот — только промежуточным. Еще один вид гельминтов — эхинококк — во взрослой стадии обитает в кишечнике собаки (окончательный хозяин), в личиночной стадии (в форме пузырей) — во внутренних органах сельскохозяйственных животных и человека (промежуточные хозяева).

Для некоторых гельминтов существуют два промежуточных хозяина, второй из них называется дополнительным. Например, личинки широкого лентеца проходят развитие сначала в пресноводных рачках — циклопах (промежуточный хозяин), а затем в рыбе (дополнительный хозяин).

В тех случаях, когда вред, наносимый паразитами, становится явным, люди говорят о «болезнях», а паразитов, вызывающих болезни, называют патогенными, что в переводе с древнегреческого означает «приносящие страдания».

Принято считать, что наименьшие патологические явления вызывают гельминты, обитающие в просвете пищеварительного тракта, тяжелые — тканевые паразиты, совершающие более или менее сложные миграции в организме хозяина и нарушающие целостность тканей и органов. Основная масса гельминтов проникает в организм хозяина через рот, и вполне естественно поэтому, что большая часть их локализуется в пищеварительном тракте с прилегающими к нему крупными железами (печень, поджелудочная железа).

Все возможные локализации гельминтов вне пищеварительного тракта перечислить довольно трудно.

Паразитарное население хозяина, как и место обитания гельминтов, бывает весьма разнообразно. Исчерпывающие характеристики может дать только метод полного учета паразитов. Практика паразитологических вскрытий показала приуроченность нахождения гельминтов к определенным органам хозяина. Одни паразиты могут развиваться почти в любом органе хозяина (например, пузырчатая личинка свиного солитера), другие же имеют строго определенную локализацию как относительно органов, так и составляющих их тканей. Для ряда паразитов характерны обширные миграции по организму хозяина (миграция личинок нематод — аскарид, анкилостомид и многих других). Наряду с такой миграцией по определенным путям наблюдается иногда «блуждание» паразитов, приводящее их к извращению локализации.

Паразитические черви в основном космополиты. Расселились они по всему земному шару, среди сухопутных и морских животных. «Ни для кого не секрет, — писал К. И. Скрябин в автобиографической книге «Моя жизнь в науке», — что в настоящее время невозможно встретить ни одной коровы, ни овцы, ни лошади, свободной от паразитических червей».

Есть ли такие виды животных, которые никогда не заражаются паразитами? Положительных доказательств для ответа на поставленный вопрос еще нет. Наоборот, существует больше аргументов в пользу универсальности явления паразитизма.

Летопись Земли не сохранила описания гельминтов, существовавших в далеком прошлом, однако есть палеонтологические данные, которые свидетельствуют о давности появления тех или иных паразитов. В 1935 г. американский ученый Ф. Тейлор сообщил о трех видах ископаемых нематод, обнаруженных в рейнских каменноугольных отложениях эоцена и прибалтийских янтарных скоплениях олигоцена. В 1946 г. советским геологом Ю. И. Поповым в четвертичных отложениях, в слое вечной мерзлоты, на глубине 12,5 м в бассейне реки Индигирки были найдены мумифицированные тела сусликов. Возраст этих находок 10-12 тыс. лет. В кишечнике одного из ископаемых были найдены нематоды, которые оказались близкими к видам, паразитирующим у современных сусликов.

Не менее интересны данные о древности паразитирования гельминтов у человека. В почках мумии XX династии египетских фараонов (1200-1000 гг. до н. э.) были найдены обызвествленные яйца трематоды — шистосомы. Р. Эбелинг опубликовал текст клинописи, который свидетельствует, что ассирийцам была известна ришта (паразитический круглый червь подкожной клетчатки человека) еще за 2600 лет до н. э. Немецкий гельминтолог С. Шидат в 1944 г., исследуя два трупа из торфяников Восточной Пруссии, датируемых ранним ледниковым периодом, обнаружил в их кишечнике яйца нематод — аскарид и власоглавов. Легко убедиться, что болезни, вызываемые паразитами, так же стары, как человеческий род. Эволюция болезней происходила одновременно с эволюцией животных организмов и человека.

Древнегреческий врач Гиппократ, живший в V в. до н. э., впервые ввел в науку термин «гельминт» (червь). В одном из своих многочисленных сочинений он рассказал о паразитических червях, вызывающих заболевания людей и животных. О червях тогда было известно очень мало, и даже спустя сто лет Аристотель перечислил лишь три вида гельминтов, обнаруженных у человека. В начале XVIII в. «отец гельминтологии» немецкий биолог К. Рудольфи исследовал тысячи животных и собрал огромное количество червей-паразитов. Вскоре родилась и наука о паразитических червях — гельминтология.

Весь мир гельминтов подразделяется на несколько самостоятельных классов, из которых нас будут интересовать следующие: 1) сосальщики, или трематоды; 2) ленточные черви, или цестоды; 3) собственно круглые черви, или нематоды.

К трематодам, распространенным на территории нашей страны, относятся кошачья, или сибирская, двуустка и фасциола гигантская. Из цестод наибольшее эпидемиологическое значение имеют: цепень бычий, цепень свиной, цепень карликовый, цепень крысиный, эхинококк (личиночная стадия), альвеококк (личиночная стадия) и три вида лентецов — широкий, малый и тунгусский. Среди нематод опасными гельминтами являются: острица, аскарида, власоглав, анкилостома, некатор, трихинелла, кишечная угрица, трихостронгилиды.

При перечне видов гельминтов мы пользовались русской терминологией. Выдающийся шведский естествоиспытатель, натуралист и врач К. Линней предложил для каждого из живых организмов употреблять «фамилию» и «имя», отныне они стали называться двумя латинскими словами: одно обозначает род, другое — вид. Эта бинарная система оказалась поистине счастливой находкой и закрепилась до сих пор. Кроме того, была разработана целая иерархия, благодаря которой любой вид находил себе ячейку и легко отыскивался при надобности. Животное царство согласно такой системе приобрело несколько ступеней — так называемых таксонов. Например, человек относится к классу млекопитающих, отряду приматов, роду Гомо, в котором и является единственным представителем, видом Гомо сапиенс.

Этот маленький экскурс в область систематики необходим для того, чтобы понять этиологическую связь между названиями видов гельминтов и названиями болезней — гельминтозов, вызываемых этими видами. Большинство названий болезней человека происходит от латинских слов. Что касается глистных болезней, то их название происходит от родового названия соответствующих видов гельминтов. Например, в соответствии с принятой систематикой острица именуется энтеробиус вермикулярис, а болезнь, которую она вызывает, называется энтеробиозом.

Основоположник советской гельминтологии К. И. Скрябин так определяет эту область знания: «Гельминтология является комплексной теоретико-прикладной наукой, с одной стороны, всесторонне изучающей мир паразитических организмов, относящихся к типам плоских, круглых червей, скребней и аннелид, а с другой — исследующей все те многообразные заболевания человека, всех видов животных и растений, которые возникают благодаря локализации этих паразитов в органах и тканях их хозяев». Раздел гельминтологии о паразитических червях и вызываемых ими заболеваний человека именуется медицинской гельминтологией.

В дореволюционной России гельминтологии как науки не существовало, не было специализированных учреждений по изучению гельминтозов и организации мероприятий по борьбе с заболеваемостью людей и животных. Гельминтозы изучались отдельными энтузиастами из числа зоологов, врачей, ветеринаров. Противоглистные мероприятия в то время ограничивались лишь лечением отдельных больных с выраженными клиническими проявлениями тех или иных гельминтозов.

В развитии гельминтологии и ее становлении выдающуюся роль сыграл К. И. Скрябин — академик, крупнейший ученый, имя которого хорошо известно не только гельминтологам нашей страны, но и далеко за ее пределами. Он организовал первые кафедры паразитологии и специализированные учреждения по изучению гельминтозов. При участии К. И. Скрябина, а также по его инициативе было проведено более 350 специализированных гельминтологических экспедиций. Советскими гельминтологами описано более 500 видов гельминтов, ранее неизвестных науке. Лично сам К. И. Скрябин открыл и описал около 200 новых видов гельминтов. Им опубликовано свыше 700 научных работ.

Большое внимание ученый уделял вопросам морфологии и систематики гельминтов. Паразитологи и по сей день пользуются монографиями «Трематоды животных и человека», «Основы нематодологии», «Основы цестодологии» и др. В этих капитальных трудах, многие разделы которых написаны Константином Ивановичем или подготовлены под его редакцией, обобщены данные мировой литературы и оригинальные сведения по отдельным группам гельминтов, паразитирующих у человека и животных нашей планеты. Свои монографии он рассматривал как руководства, способные оказать помощь практическим специалистам в определении возбудителей гельминтных заболеваний; в то же время он стремился сконцентрировать в книгах самые необходимые сведения по эпизоотологии, клинике, патогенезу, лечению того или иного гельминтоза.

Уже в первые годы Советской власти К. И. Скрябин сформулировал принцип борьбы с гельминтозами, получивший название дегельминтизации. Дегельминтизация должна была обеспечить выраженный оздоровительный эффект, ибо она предполагала лечение не только явно больных, но и всей массы глистоносителей, «причем с такими профилактическими предосторожностями, чтобы ни одно выделенное яйцо или личинка гельминта не смогли участвовать в дальнейшем биологическом круговороте».

Достигнутые успехи позволили К. И. Скрябину в 1944 г. сформулировать принцип девастации — заключительного этапа борьбы с гельминтозами человека и животных, целью которого является ликвидация гельминтов как биологических видов. В одной из своих статей К. И. Скрябин писал: «Я уже говорил однажды, что только тогда, когда гельминты исчезнут с нашей планеты и станут объектом изучения палеонтологии, мы, гельминтологи, успокоимся, выполнив свой долг».

Скрябин впервые обратил внимание на закономерности географического распространения гельминтозных заболеваний человека. Еще в 1916 г. он писал: «Гельминто-география — учение о распределении отдельных видов паразитических червей по различным широтам и долготам земного шара — только что народилась в России. Расцвет этой отрасли гельминтологии может наступить лишь тогда, когда будет производиться планомерное обследование гельминтофауны отдельных районов, областей, губерний, уездов. ». Через 8 лет после первых гельминтологических экспедиций, в 1924 г., Скрябин ставит вопрос о необходимости изучения гельминтогеографии ландшафтов. Он писал, что жизнь паразита связана не только с химизмом тканей своих хозяев. Наличие в определенной местности того или иного паразита зайисит от более сложного комплекса факторов, жизнь паразита глубоко связана с естественноисторическими условиями, характеризующими данный географический район. Ученый обосновал необходимость глубокого развития экологии гельминтов как научного направления, изучающего роль гельминтов в различных биотопах («биос» — жизнь, «топ» — среда обитания). Экологический подход к изучению паразитов характерен также для работ других выдающихся советских ученых — Е. Н. Павловского и В. А. Догеля. Е. Н. Павловский известен как автор учения о природной очаговости болезней человека и животных. Эта проблема была исследована им в историческом плане. Он пришел к выводу, что с древних времен в природе существуют очаги болезней диких животных, возникшие задолго до появления там человека. В процессе эволюции сложились определенные биотопы, в состав которых вошли возбудители той или иной болезни. Циркуляция возбудителя от животного к животному поддерживает жизнедеятельность природного очага, существующего независимо от человека, что и объясняет, казалось бы, непонятный факт заболевания людей, например в необитаемой глухой тайге.

Вторжение человека в малообитаемую, нетронутую природу, производственные процессы, в частности лесоразработки, могут привести к заболеванию людей, если они попадают в такие очаги. В свете учения Е. Н. Павловского стало понятным возникновение некоторых заболеваний в безлюдных местностях, впервые заселяемых или посещаемых человеком.

Более чем за 20 лет своего существования это учение превратилось в одно из крупных завоеваний советской медицины. Оно получило всеобщее признание не только в нашей стране, но и во многих зарубежных странах. В 1958 г. на конгрессе в Лондоне, посвященном памяти Ч. Дарвина — основателя учения о происхождении видов, об эволюции животного мира,— Е. Н. Павловский был удостоен большой медали Дарвина за свое учение о природной очаговости болезней. В этой награде сказалось международное признание оригинальности и ценности учения Павловского.

Е. Н. Павловскому принадлежит идея о двойной среде обитания паразита — среде первого порядка (организм хозяина) и среде второго порядка (место обитания хозяина).

В 1950-х годах французский эколог и паразитолог Ж. Теодоридес назвал эту двойную зависимость паразитических организмов от внешней среды «законом двойного биотопа».

Конкретные исследования взаимоотношений между паразитом и всем, что его окружает, были впервые изложены в «Общей паразитологии» В. А. Догеля. Издание этой книги на русском, а затем на английском языках привлекло внимание исследователей многих стран к экологической паразитологии и оказало плодотворное влияние на тех, кто уже работал в этом направлении.

Основной задачей экологической паразитологии, по Догелю, является, выяснение зависимости паразитофауны от изменений внешних условий, окружающих хозяина, и от изменений физиологического состояния самого хозяина. Одним из важных достижений в области экологической паразитологии было установление им зависимости паразитофауны от миграций животного-хозяина. Классическими объектами в этом отношении стали проходные рыбы и перелетные птицы. Дальние миграции ставят этих животных в столь различные условия существования, что паразиты не могут не реагировать на эти изменения внешней среды.

Работы В. А. Догеля всегда были теснейшим образом связаны с практикой. Занимаясь рядом важных исследований, он отметил влияние на паразитофауну животных хозяйственной деятельности человека — мощного фактора, изменяющего природу. Наибольшее внимание он уделял установлению влияния на паразитофауну акклиматизации и интродукции (переселения). Основным объектом исследований Догеля и его учеников в этой области были рыбы.

Изучение паразитов рыб и других животных привело ученого к разработке новых проблем, имеющих общебиологическое значение. До него данные о распространении паразитических животных при решении зоогеографических проблем почти не учитывались. На ряде примеров он установил, что материалы по распространению паразитов могут и должны служить для характеристики зоогеографических областей и их подразделений в такой же степени, как и сведения ло свободноживущим животным. Валентин Александрович на конкретных материалах показал роль паразитов как зоогеографических индикаторов; установил, что паразитофауна тех или иных рыб помогает разгадать пути странствий и миграций рыбы в водоеме, дающем ей приют.

Связанные словари

Паразиты — организмы, питающиеся за счет других организмов (хозяев) и вредящие им. Паразиты по месту пребывания их на хозяевах подразделяют на наружных (эктопаразиты) и внутренних (эндопаразиты).

Эктопаразиты могут быть как постоянными (например, вши), так и временными— блохи (см.), клопы (см.), комары (см.) и др. Эндопаразиты, обитая в теле хозяина постоянно, могут находиться практически во всех его тканях или органах. Многие паразиты часто проделывают сложный цикл развития, последовательно меняя хозяев. Смена последних связана с изменяющимися условиями питания в процессе метаморфоза (клещи) или с размножением и условиями развития личинок (ленточные черви).

Ряд эктопаразитов — переносчиков возбудителей трансмиссивных болезней людей и животных — является в то же время резервуаром этих возбудителей в природе. Борьба с паразитами имеет большое практическое значение для профилактики и ликвидации вызываемых и распространяемых ими болезней.

См. также Гельминты, Переносчики, Природная очаговость, Простейшие.

Паразиты (от греч. parasitos — нахлебник, паразит) — существа, питающиеся за счет живых растений (фитопаразиты) или животных (зоопаразиты) и людей, временно или постоянно пребывающие на них или в них. Паразиты питаются соками, тканями тела или пищей, находящейся в пищеварительном канале животных и человека. По месту пребывания паразитов на хозяевах различают П. наружных (эктопаразиты, Epizoa) и внутренних (эндопаразиты, Entozoa).

Одни эктопаразиты временно садятся на поверхность тела хозяина для принятия пищи (комар, слепень, пиявка), другие живут на теле хозяина (вши, Mallophaga, паразитические рачки Сорероda на рыбах). Некоторые паразиты — интрадермальные — живут в толще кожных покровов; например, в роговом слое эпидермиса млекопитающих буравит ходы и живет чесоточный зудень; в мальпигиевом слое эпидермиса человека может гостепаразитировать личинка желудочного овода (Gastrophilus); целиком погружается в эпидермальные покровы самка песчаной блохи (Sarcopsylla penetrans). В роговой слой кожи и в подкожную клетчатку проникают личинки мух, кожного овода (Hypoderma) и др. Полостные П. обитают в полостях тела (нос, ухо, рот, конъюнктива глаза), имеющих широкое сообщение с внешней средой (личинки оводов Oestrus и Rhinoestrus).

Эндопаразиты могут жить почти в любом органе или ткани хозяина. В зависимости от локализации выделяют: а) эндопаразитов органов, сообщающихся с внешней средой (легкие, кишечник, мочеполовые органы); к ним относятся различные жгутиковые, амебы, черви и др.; б) кровепаразитов с подразделением на паразитов, обитающих в плазме крови, в эритроцитах и белых кровяных клетках (микрофилярии, гемоспоридии, трипаносомы); в) эндопаразитов тканевых, живущих в различных тканях хозяина, например в поперечнополосатых мышцах (саркоспоридии, трихины), в мозге (трипаносомы, токсоплазмы, финки ленточных червей), в хряще (миксоспоридии у некоторых рыб), в соединительной ткани (миксоспоридии), в нервных волокнах (Myxobolus) и др.; г) эндопаразитов целомических полостей (некоторые паразитические черви, грегарины).

Приведенное подразделение паразитов условно, так как некоторые П. в разные периоды жизни мигрируют по телу хозяина, заходя в различные ткани и органы. Местом пребывания П. считается та часть тела, где П. обосновывается окончательно; на этом основании трихина считается П. мышц, хотя в них живут личинки этих нематод, а размножение происходит в кишечнике.

Некоторые П. имеют широкий круг хозяев (клещ Ixodes ricinus пьет кровь многих млекопитающих, птиц, ящериц); такие П. называются полифагами, эвризооидными или поликсенными (многохозяинными) П. Их антиподы — стенозоидные, моноксенные или олигоксенные П., живущие за счет хозяев одного вида или немногих видов (головная вошь, возбудители малярии).

Также различают облигатных [от obligatus (лат.)— обязательный] и факультативных [от facultas (лат.)— возможность, способность] хозяев паразитов. Так, например, многие млекопитающие являются облигатными хозяевами для клещей Ixodes ricinus, в то время как некоторые рептилии (ящерицы и др.)— факультативными хозяевами.

Паразиты часто проделывает сложный цикл развития и живет за счет нескольких хозяев (гетероксенные П.). Так, Ixodes ricinus в каждой стадии метаморфоза нападает для питания на хозяина (позвоночное животное) одного и того же или разных видов, используя трех хозяев порознь — для личинки, нимфы и взрослого клеща. Хозяевами могут быть несколько особей одного и того же вида или же разных видов, семейств и даже отрядов. Например, Ixodes persulcatus живет на бурундуках, волках, рябчиках, кротах, ежах и других хозяевах; нападает он и на человека.

Наряду с треххозяинными клещами имеются двуххозяинные виды. Главный (окончательный, дефинитивный) хозяин — животное или человек, в котором происходит половое размножение П.; в промежуточном — П. размножается бесполым путем. Для малярийного плазмодия человек — промежуточный хозяин, так как в его крови происходит схизогония (множественное деление) плазмодия; в то же время специфический переносчик малярийного плазмодия — самка комара Anopheles — главный хозяин, так как в ней плазмодий проходит половой цикл развития.

Едва ли есть вид животного, особи которого были бы свободны от П. растительной или животной природы; однако зараженность П. разных видов хозяев значительно варьирует: одни животные сильно заражены паразитами, другие — слабо. Общее число П., живущих за счет человека, исчисляется несколькими сотнями; часто открывают новых П. человека. Среди разных типов животного мира П. распределены неравномерно. Так, среди простейших очень много П.; некоторые классы простейших, например споровики, состоят исключительно из П. Кишечнополостные (Coelenterata) имеют два паразитических вида. Низшие черви (Vermes) — сосальщики, ленточные черви, скребни — все являются П. Много П. среди нематод. Среди кольчатых червей П. являются пиявки. Среди иглокожих паразитов нет. Бедны П. моллюски. Членистоногие богаты П., но по классам и отрядам они распределены неравномерно. П. есть среди низших ракообразных (Entomostraca, Rhizocephala, Copepoda и др.). Среди паукообразных П. представлены клещами (см.). Многие насекомые — эктопаразиты, некоторые — эндопаразиты; отряды Mallophaga, Anoplura и Aphaniptera состоят из одних П. Среди хордовых (включая позвоночных) почти нет П. (исключая миксин и рыбку Fierasfer, встречающуюся в голотуриях).

Образ жизни паразитов отличается своеобразием. Постоянные П., обитающие на коже, слизистых оболочках или в тканях, органах, полостях хозяина, обеспечены питанием;

им не надо разыскивать пищу; поэтому в процессе эволюционного приспособления их предков к паразитическому образу жизни функции движения ослабляются и органы движения редуцируются, а иногда исчезают. Так как при потере хозяина П. обречен на гибель (исключая случаи прерывистого питания П.), у П. развиты органы прикрепления: цепкие ноги, мощные ротовые органы, специальные придатки, крючья, сильные мышечные присоски и др. У долго питающихся иксодовых клещей ротовые органы являются и органами прикрепления к покровам хозяина. У быстро сосущих кровь самок комаров игловидные ротовые органы легко вкалываются и извлекаются из кожи; сосание крови сопряжено с впрыскиванием секрета слюнных желез в кожу, расширяющего капилляры хозяина и усиливающего приток крови к ротовым органам П. С этим связано и токсическое раздражение кожных покровов под влиянием слюны эктопаразита. В слюне и в пищеварительном соке кровососов есть антикоагулины; другие П. выделяют протеолитический фермент, разрушающий ткани органов хозяина (дизентерийная амеба, вызывающая изъязвление толстой кишки, церкарии шистосом, проникающие через покровы человека в вены). Паразиты, обитающие в кишечнике (см. Гельминты), обладают антиферментами и потому не перевариваются пищеварительными соками хозяина.

Для эндопаразитов внешней средой, или биотопом, служит организм хозяина, орган или ткань его. Воздействия факторов внешней среды на эндопаразитов имеют место, но не прямые, а опосредованные организмом хозяина. Степень и характер этих воздействий определяются (помимо свойств самого П.) особенностями организма хозяина. У пойкилотермных животных колебания температуры тела вызывают нагревание или охлаждение и живущих в них П. Так, малярийный плазмодий, обитающий в теле зимующего комара, подвергается резким температурным воздействиям, могущим быть гибельными для П. В отличие от этого, в крови человека малярийный плазмодий живет при незначительных колебаниях температуры. Возраст хозяина и различные состояния его также оказывают влияние на П.

В ряде случаев пребывание паразитов в организме хозяина не отражается заметно на его здоровье. Тем не менее имеются доказательства патогенности П., проявляющейся как местными, так и общими патологическими изменениями. Иногда они лишь намечены в организме хозяина; тогда их можно открыть лишь специальными исследованиями; часть П. вызывает у хозяев болезни, называемые инвазионными, или паразитозами. Частная патология паразитозов есть не что иное, как изучение общебиологического вопроса о действии паразитов на хозяев. Переболевание некоторыми паразитозами вызывает состояние иммунитета (см.).

Возможность инвазии хозяина П. обусловливается сочетанием многих случайностей. Заражение человека паразитическими червями — следствие ряда условий, которые, вместе взятые, способствуют достижению зародышем П. в яйце инвазирующего состояния. К таким условиям для яиц глистов относятся: характер среды, в частности почвы, на которую попали с испражнениями яйца некоторых глистов, ее влажность, степень освещения или затенения яиц, длительность пребывания их во внешней среде и перемещения, которым они могут здесь подвергаться. При всем этом яйцо только тогда даст нового паразита, когда попадет в желудочно-кишечный канал хозяина, условия в котором будут благоприятствовать развитию в нем П. Для П., развивающихся с промежуточными хозяевами, эта цепь условий еще сложнее. Например, Fasciola hepatica должна последовательно пройти следующие места обитания: воду, пресноводного моллюска, снова воду, влажный луг и организм окончательного хозяина (обычно крупный рогатый скот). Для П. мало шансов миновать благополучно все препятствия и проделать полный цикл жизни. В этом и заключается неблагоприятная сторона паразитизма для П. с биологической точки зрения.

Естественным отбором у паразитов выработались свойства, компенсирующие влияние случайности; одно из таких свойств — их исключительная плодовитость. Так, анкилостома дает за сутки до 25 000 яиц, а аскарида человеческая — до 200 000 яиц. Одна особь цепня невооруженного может дать за сутки около 5 млн., а за год — до 440 млн. яиц. Отсюда весьма сильное развитие у П. органов размножения, наряду с чем происходит редукция «ненужных» для П. органов.

Значение П. как вредителей здоровья человека, домашних и промысловых животных и как факторов, регулирующих численность диких животных, весьма велико. В условиях природы и в сельском хозяйстве особое значение имеют П. вредных животных, П. паразитов, вторичные П. и суперпаразиты (или гиперпаразиты). В ядре Jodamoeba butschlii паразитируют Nucleophaga intestinalis, а в протоплазме Entamoeba coli—Sphaerita sp. Такие же суперпаразиты описаны и у некоторых других кишечных простейших.

Первой предпосылкой рационального лечения паразитозов должно быть точное диагностирование П. О присутствии П. в теле хозяина свидетельствует обнаружение самого паразита (балантидии, амебы, токсоплазмы, лейшмании, трипаносомы, возбудители малярии, членики глистов, острицы) или его яиц, цист и др. Обследованию подвергаются выделения тех органов, в которых обитают П. (кал, моча, мокрота) или ткани хозяина (кровь, лимфатические узлы, мышцы и др.).

В последнее время для диагностики некоторых паразитарных заболеваний все чаще применяются серологические и аллергические методы исследования: реакция с красителем, РСК и кожная проба при токсоплазмозе, реакция флюоресцирующих антител и реакция гемагглютинации при малярии и токсоплазмозе, реакция преципитации при некоторых нематодозах, реакция Касони при эхинококкозе и др.

Чтобы избежать ошибки при диагностике паразитозов, необходимо производить правильное зоологическое определение вида паразита по действительно присущим ему признакам. При диагностике паразитарных заболеваний следует иметь в виду, что некоторые другие микрои макроорганизмы, клетки и т. п., не являющиеся П., могут быть в силу некоторого морфологического сходства приняты за П. Это так называемые псевдопаразиты. Таковыми могут быть при исследовании крови тромбоциты, пыльца растений, попавшая на препарат во время приготовления мазка крови, водоросли, которые развелись в банке с водой, предназначенной для разведения краски, и т. д. Некоторые паразитические организмы могут случайно попасть в кишечник того или иного хозяина, в котором они не могут развиваться. Так, например, ооцисты кокцидий кролика, в том случае, когда человек съел печень животного, зараженного этими паразитами, могут оказаться в его кишечнике и в фекалиях, и их легко обнаружить. Это так называемые транзитные паразиты.

См. также Клещи, Комары, Паразитоценоз, Переносчики, Простейшие, Природная очаговость.

ПАРАЗИТЫ (греч, parasitos нахлебник) — организмы, питающиеся за счет особей другого вида и временно или постоянно пребывающие на поверхности их тела или внутри организма. Организм, обеспечивающий паразита питанием и постоянным или временным местом обитания, является его хозяином.

П. подразделяются на зоопаразитов — паразитирующих на животных, напр, многие простейшие (см.), гельминты (см.), паукообразные (см.), насекомые (см.) и др., и фитопаразитов — паразитирующих на растениях, напр, грибы (см.), нематоды (см.) и др. По месту обитания в организме хозяина П. делят на наружных, или эктопаразитов, и внутренних, или эндопаразитов. К эктопаразитам относятся нек-рые пиявки (см.) и кровососущие насекомые. Эндопаразиты паразитируют в тканях, внутренних органах и полостях тела хозяина. В зависимости от локализации среди эндопаразитов различают: интрадермальных, или внутрикожных (напр., чесоточный зудень — Sarcoptes scabiei и др.); тканевых (напр., личинки трихины Trichinella spiralis, финны нек-рых цестод и др.); полостных (напр., нек-рые гельминты, грегарины и др.); эндопаразитов органов, сообщающихся с окружающей средой — полостью носа, уха, рта (напр., амебы, нек-рые жгутиковые, гельминты и др.); цел-люлярных, или внутриклеточных (напр., кокцидии, токсоплазмы, лейшмании и др.); эндопаразитов плазмы и форменных элементов крови (напр., филярии, гемоспоридии, жгутиковые и др.); эндоглобулярных— обитающих в красных кровяных тельцах. Такое подразделение паразитов условно, т. к. в разные периоды своей жизни нек-рые из них меняют место обитания и мигрируют по организму хозяина.

Первоначально П. выделяли в совершенно изолированную группу. С включением П. в общую систему живых организмов потребовалось точное определение понятия «паразиты». Основным признаком П. вначале считали способ питания. Поэтому всякий организм, питающийся за счет другого живого организма, не убивая его, как это делает хищник, относили к П. Впоследствии такое определение П. было дополнено признаком вредности П. для животного организма, за счет к-рого он живет и к-рое является его хозяином (см. Паразитизм).

Среди П. имеются постоянные и временные. Постоянные П. всю свою жизнь, на всех стадиях развития, обитают на теле или в теле хозяина. Вне хозяина они существовать не могут. К постоянным П. относятся эктопаразиты — вши (см.), пухоеды (см.), власоеды и др.; к ним же относятся и паразиты, проходящие цикл развития со сменой хозяев, напр, плазмодии. Временные П. связаны с хозяином лишь в период приема пищи и большую часть своей жизни проводят вне хозяина. Это комары, слепни (см.), пиявки (см.) и др.

Продолжительность питания П. различна — от нескольких минут до нескольких дней. Многие виды иксодовых клещей (см.) в течение своей жизни питаются кровью хозяина в фазах личинки, нимфы и самки (всего три раза), каждый раз оставаясь на хозяине по несколько дней. Нек-рые виды П. обитают вблизи хозяина (в гнезде, логове), причем в ряде случаев за счет хозяина питаются только взрослые особи, напр, блохи (см.). За счет хозяина П. могут кормиться и на протяжении всех фаз развития, напр, аргасовые клещи (см.), клопы (см.) и др.

Необходимо отличать П. от ложнопаразитов, или псевдопаразитов.

Ложнопаразитами называют такие свободноживущие формы, к-рые, попав случайно в организм человека или животного, в состоянии какое-то время жить в нем и питаться за его счет (напр., личинки сырной мухи). Ложнопаразиты могут быть истинными и мнимыми. В отличие от истинных, мнимые ложнопаразиты обнаруживаются в фекалиях хозяина, куда попадают извне. Если П. развивается в организме неспецифического хозяина, куда попадает случайно, то его называют гостепаразитом или ксенопаразитом. Напр., при случайном попадании в организм человека личинок крысиного цепня (Hymeno-lepis diminuta) в кишечнике возможно развитие ленточной (половозрелой) формы паразита.

П. максимально приспособлены к своим хозяевам и особым условиям существования. В процессе эволюции у них появился ряд приспособлений к специфическим условиям жизни. Принято выделять две основные группы приспособлений — морфологические и физиологические адаптации. К морфол, адаптациям относятся: сложно устроенные органы фиксации (присоски, крючья, присасывательные щели, хитиновые выросты на поверхностях тела и конечностях и т. д.); специфическая покровная ткань, выполняющая в основном защитную функцию (напр., кутикула у нематод); упрощенное строение нервной системы и, как правило, редукция органов зрения (у эндопаразитов, клещей); редукция кровеносной и дыхательной систем (у гельминтов); гермафродитизм (у плоских червей). К физиол, адаптациям П. относят максимальное развитие половой системы, значительное увеличение количества яиц, выделяемых П., усложнение жизненных циклов развития П., развитие пищеварительной системы, способствующей поглощению больших объемов крови (напр., у клещей), или, наоборот, ее редукция за счет развития способности к поглощению пищи поверхностью тела (напр., у плоских червей).

Жизненный цикл П. включает все фазы развития, начиная от яйца и кончая половозрелой особью. Организм, в к-ром П. достигают половой зрелости и размножаются половым путем, называется окончательным или дефинитивным хозяином. Организм, в к-ром обитают личиночные фазы П., а размножение его происходит бесполым путем, называется промежуточным хозяином. У нек-рых П. бывает не один, а несколько промежуточных хозяев.

Ряд П., называемых гетероксенными, может паразитировать у представителей нескольких видов животных, иначе говоря, имеет широкий круг хозяев. Так, напр., самки комаров пьют кровь не только у человека и различных млекопитающих, но и у птиц. П., живущие за счет представителей одного вида хозяев (головная вошь Pediculus capitis у человека), именуются моноксенными или специфичными. Моноксенные П. не могут паразитировать на других, даже близких, видах животных или растений.

Заражение хозяина П., принадлежащими к простейшим, гельминтам, клещам и насекомым, может происходить различными путями: алиментарным, напр, заглатывание яиц или личинок гельминтов с немытыми овощами и фруктами, а также с мясом крупного рогатого скота, свиней или других промежуточных хозяев паразитов; при питье воды из водоемов, где могут находиться личинки паразитов (кровяные сосальщики, или шистосомы, ришта Dracunculus medinensis); через кожные покровы (чесоточный зудень — Sarcoptes scabiei, личинки анкилостомид — Ancylostoma duode-nale и др.); через плаценту (токсоплазма Toxoplasma gondii, трипаносома Trypanosoma equiperdum и др.); через кровь при укусе кровососущих членистоногих переносчиков (напр., малярийного комара рода Anopheles).

Источником инвазии является зараженное (больное) животное или человек. Фактором цепи передачи может быть переносчик — окончательный хозяин паразита (напр., комар Anopheles), в к-ром происходит цикл полового развития плазмодия, или промежуточный хозяby (мошки для онхоцерк, комары для филярий).

Каждый член пары паразит — хозяин не только воздействует на своего партнера, но и сам испытывает его воздействие. Паразитирование может сопровождаться механическим действием, отнятием у хозяина веществ, необходимых для его нормальной жизнедеятельности, выделением токсических веществ, действующих на организм хозяина, открытием путей для проникновения внутрь организма хозяина патогенных микробов или вирусов (т. е. других паразитов), общим ослаблением организма хозяина и повышением чувствительности к другим заболеваниям. Все эти разнообразные последствия паразитирования взаимосвязаны, одно воздействие может приводить к воздействию иного характера и затрагивать весь организм в целом.

Для своего хозяина П. всегда являются чужеродными организмами, действующими своими секретами, экскретами и тканевыми субстанциями и вызывающими ответную реакцию. В зависимости от стадии развития П. могут обладать различной патогенностью. При паразитировании в течение своей жизни в одном хозяине они проходят различные фазы развития, а патогенетические и иммунологические процессы при этом могут быть различной интенсивности. Иногда, пребывая в организме хозяина, П. не оказывают на него видимого влияния. Однако в большинстве случаев паразитирование не проходит для организма хозяина без последствий.

Ответные реакции организма хозяина имеют защитное значение и могут быть разделены на клеточные, тканевые и гуморальные. Клеточные и тканевые реакции выражаются в развитии воспалительных процессов и гипертрофии одной или нескольких клеток ткани организма, пораженных П., в образовании тилаций, или зооцецидиев. При этом на месте локализации П. образуется большое вздутие или разрастание, полое внутри, вследствие чего П. оказывается помещенным в полость, что препятствует проникновению его в соседние клетки. Гуморальные реакции со стороны хозяина тесно связаны с явлением иммунитета (см.) и выражаются в образовании в крови хозяина специфических по отношению к различным П. антител. Формирование антител в организме хозяина сопровождается развитием резистентности по отношению к П. При помощи этой защитной реакции организм хозяина либо избавляется от П., либо препятствует его вредному воздействию.

Методы диагностики подразделяются на макроскопические, микроскопические и иммунологические.

Макроскопические методы заключаются в обнаружении паразитов на наружных покровах хозяина или в его фекалиях. С помощью микроскопических методов выявляют П. в мазках крови, в тканевой жидкости, кусочках мышц, полученных при помощи биопсии, а также в выделениях (мокрота, фекалии). В основе иммунол, методов лежат иммунол, реакции, к-рые развиваются после подкожного введения человеку небольшого количества антигенов П. Иммунол, методы находят широкое применение при диагностике трихинеллеза, эхинококкоза, миграционного аскаридоза и др.

Библиография: Богоявленский Ю. К. Структура и функции покровных тканей паразитических нематод, М., 1973; Догель В. А. Курс общей паразитологии, K., 1947; Павловский E. Н. Руководство по паразитологии человека, т. 1—2, М.— K., 1946—1948; Паразитология человека, под ред. Г. С. Первомайского и В. Я. Подоляна, K., 1974; Скрябин К. И. и Петров А. М. Основы ветеринарной нематодологии, М., 1964; Geiman Q. М. Comparative physiology, mutualism, symbiosis and parasitism, Ann. Rev. Physiol., v. 26, p. 75, 1964; O d e n i n g K. Parasitismus, B., 1974.

Источники: http://doktorland.ru/istoriya_gelmintologii_parazitologii.html, http://www.xn--80aacc4bir7b.xn--p1ai/энциклопедии/медицинская-энциклопедия/паразиты, http://xn--90aw5c.xn--c1avg/index.php/ПАРАЗИТЫ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *